Несостоявшийся клад фельдмаршала Апраксина

Историю о «золотых» бочонках Степана Федоровича Апраксина можно отнести к категории  несостоявшихся кладов.  Сам по себе случай достаточно забавный, и достоин упоминания, хотя бы для того чтобы понимать как именно появлялись реальные клады.

Будучи фельдмаршалом при императрице Елизавете Петровне, Апраксин славен был не военными победами, а просто-таки непомерной тягой к роскошной жизни, которую, со слов современников, «доводил до громадных размеров». К примеру, князь Щербатов будучи  поражен «столом» фельдмаршала, упоминал о том, что  тот первый из русских вельмож, в прямом смысле слова, «ел на серебре и золоте», а сотни богатейших кафтанов наполняли его гардероб. Во время походя на Пруссию, все, что услаждало вкусы Апраксина, следовало в его обозе, под который не достаточно было пятисот лошадей. Это не считая того, что за собой он таскал, как минимум, 50 личных, богато убранных коней, а палатки его составляли целый город. Насколько известно, Апраксин не имел собственных средств для такой роскошной жизни, потому попросту использовал казенные деньги, или влезал в долги. Но война, как известно, славна не только сражениями, но и трофеями.  И после очередного удачного сражения с пруссаками, фельдмаршал отсылает жене семь бочонков с…

Тут версии рознятся. Одни источники утверждают, что это была селедка, вторые настаивают на вине. Но сам факт наполнения  дубовой тары «прикрытием» не так важен и интересен, как то, что истинным содержимым посылки было золото. Доставить ценный груз поручено было некоему Барышникову. Именно его и подозревают в излишней проницательности и нечистоплотности. Бочонки в Петербург были доставлены, как того и требовал Апраксин, вот только золота там не оказалось.

Как утверждают легенды, воротившись в родовое имение, фельдмаршал первым делом поинтересовался у жены «хороша ли была его посылка». И когда узнал, что окромя селедки (вина) ничего в ней более не оказалось – упал замертво.  Естественно, легенда есть легенда, и с действительностью у нее, как правило, только общие грани. На деле фельдмаршала отозвали в Нарву, где отдали под суд за государственную измену. Собственно там он и скончался от сердечного  приступа, при достаточно нелепых обстоятельствах.

Теперь предположим, что бочонки с золотом все-таки достигли пункта назначения, и были понадежнее припрятаны тем же Апраксиным, чувствовавшим сгущающиеся над головой «тучи» в виде монаршьей немилости.  Воспользоваться ими, как было сказано выше, он бы уже не смог – ввиду скоропостижной кончины. Крайне маловероятно также и то, что фельдмаршал успел бы поведать тайну захоронки хоть кому-то. Таким образом  семь бочонков золота до сих пор покоились бы в земле в виде крайне завидного клада…

Автор записи

Добавить комментарий

.