Камрады дней давно минувших: кое что из опыта предков

В современном мире поиск кладов превратился в увлечение, присоединиться к которому может, практически, каждый желающий. С каждым годом появляются все новые и новые модели металлодетекторов, а также различных «приспособ» для поиска. Информационный же массив на данную тему не найдет разве, что очень уж ленивый человек. «Золотая» охота понемногу превращается в простое и приятное времяпрепровождение, доступное каждому. И сейчас довольно-таки сложно себе представить, как наши предки занимались поиском кладов без всего этого снаряжения, карт, навигаторов и интернета.

А ведь искали, и с не меньшим напором, чем их потомки! Пожалуй, стоит вспомнить опыт кладоискателей давно минувших дней, ведь некоторые вещи из прошлого, пусть и в небольших количествах, присутствуют и в современном поиске. К таким можно смело отнести такие признаки возможного местонахождения клада, известные любому камраду, как отдельно стоящие старые деревья, старые камни-валуны, курганы, пещеры и прочие, руководствуются которыми до сих пор. Правда нет уже тех лесов и деревьев, в дуплах которых лихие разбойники прятали свою добычу, но в остальном принципы поиска схожи.

Некоторые поклонники старины до сих пор практикуют поиск с помощью лозы. Вряд ли возможно сейчас докопаться до истины — кто именно и при каких обстоятельствах заметил, что небольшая веточка-рогулька способна сама по себе двигаться именно в том месте, где находится руда, вода и прочее, тут уж кто чего ищет. На тему лозоходства написано большое количество трудов, свидетельствующих, меж прочего о том, что очень многие залежи полезных ископаемых были обнаружены именно с помощью лозы и маятника, как ни смешно это звучит в реалиях современного мира.

Большой популярностью в старину пользовался метод похода за кладом «на огонек». То есть, народишко примечал, где по ночам появляются блуждающие огоньки-светлячки, и там пытался найти сокровища. Как правило, огоньки эти появлялись на могилах и захоронениях. И вполне возможно, что как раз этот метод был наиболее эффективным, так как часть кладов, особенно разбойничьих, зарывалась именно в могилах. Делалось это целенаправленно, дабы замаскировать схрон. Если человек вдруг посреди леса взялся копать не шибко большую яму, увидев это любой случайный прохожий, может догадаться, что копается она для клада, и изъять таковой, как только незадачливый хозяин удалится. С другой стороны, никого не удивит, если копается яма для издохшей лошади, или другой живности. Случалось, в таких наскоро насыпанных могилах-кладовых хоронили и людей, с той только разницей что сверху прилаживали простенький деревянный крест. Со временем естественный процесс разложения приводил к выделению над захоронением фосфористого водорода, который при самовоспламенении принимал вид огоньков. А для искателей сокровищ служил мистическим маяком клада.

Для поиска клада не всегда нужно было дожидаться ночи. Существовало поверье, что клад может сам явится средь белого дня, приняв другой облик. Серебряный клад мог «показаться» в виде жеребенка или поросенка, золотой оборачивался петушком. Также мог прийти к будущему обладателю в облике красной девицы или старца. Явление сие следовало незамедлительно ударить наотмашь и приказать рассыпаться, и, как утверждает то же поверье, на месте привидения должны были появится сокровища. Интересно сколько старичков да девок таким образом ни за что ни про что получили по щам…

Некоторые более щепетильные натуры, не утруждали себя рытьем лесных могилок-одиночек, а ленивые — шастаньем по полям в ожидании встречи с дедкой или девкой. Такие личности предпочитали искать сокровища на местах разрушенных селений и церквей. По обычаям мало какое строение в старые времена обходилось без закладки в определенных местах ценных вещей и монет, призванных отпугивать нечисть, а хозяину приносить удачу и достаток. С религиозными сооружениями дело тоже достаточно просто – нужно было только знать, где располагался колодец, и закладные столбы. И если добыча из колодца могла составить горсть монет различного достоинства, брошенных туда паломниками, то под закладными столбами стоило ожидать достаточно внушительных сокровищ. Некоторые дары новой церкви, которые преподносились зажиточными людьми и высокопоставленными особами, в эти самые столбы замуровывались, и могли представлять собой целое состояние.

Но всегда оставались и те люди, которые предпочитали в погоне за сокровищами опираться на мифическую составляющую в полном смысле этого слова. Как вы уже догадались, речь идет о поисках клада с помощью заговоров, свечей, заклинаний, различных «волшебных» растений – таких, как плакун-трава, разрыв-трава и так далее. Пальму первенства среди этого гербария, естественно, занимает цветок папоротника, который, по преданиям зацветает только раз в год в ночь на Ивана Купала.

Не знаю как насчет кладов и обогащения с помощью данного растения, но парочка неприятных случаев с цветком «папоротника» случалась в не столь далекие, и не такие уж темные времена. Речь о случаях, когда найденную в лесу неизвестную, но необычную растению народ принимал за цветок папоротника, и дабы уберечь его от потери и завистливых глав в прямом смысле зашивал себе под кожу. Думаю, для того чтобы ликвидировать последствия уходили суммы размером с небольшой клад…

Поиск сокровищ, погоня за мечтой — дело, конечно азартное, но всегда нужно помнить о пределах разумного, переходить которые все-таки не стоит.

Автор записи

Добавить комментарий

.