Привал камрада: о находках — полезных, и не очень. Часть 2

В круговерти событий как приятных, так и сугубо будничных мы не всегда можем выкроить денек-другой, дабы отдаться во власть любимого увлечения и отправится на коп. Тем более, что в зимний период к сугубо бытовым препятствиям добавляются еще и сезонные.  Зимний коп не каждому по плечу. И чтобы не «травить душу» ни себе, ни уважаемым коллегам, в сегодняшней статье мы несколько отвлечемся от того «где и как копать», а поговорим о копе с несколько другой, не менее интересной стороны, касающейся примет, суеверий, необычных случаев — как из личного опыта, так и случавшихся с коллегами.

Следующая история, о которой я расскажу не содержит в себе элементов «ужастика», да и мистикой «отдает» не шибко. Впрочем, насчет этого я могу и ошибаться, судить вам…   Произошла она, с уже известным вам по предыдущим статьям, моим коллегой по команде – «звездой» и «душой компании» Михалычем. Человеком, по натуре вроде бы и неплохим, веселым, умеющим и пошутить, и историю забавную рассказать, да так, что вся команда по земельке от смеха катается, и случись чего помочь товарищам спешащего. Правда, периодически взбурливало в нем что-то такое на грани идиотизма и эгоизма, (как, наверное, в каждом из нас). Думаю, поэтому наш товарищ периодически влипал в истории и историйки с различной степенью тяжести последствий как для него самого, так и для команды.

В тот день мы «окучивали» пространства неподалеку от деревеньки, окружённой практически со всех сторон полями, которые из года в год исправно обрабатывались, без оглядки на инфляцию, подорожание топлива и прочие ужасы аграриев. Соответственно, место это пользовалось нашей очень даже горячей любовью, особенно по осени. Не сказать, чтоб мы там находили что-либо из ряда вон выходящее, по монете так и вовсе было не ахти. Зато различные интересности периодически попадались, в основном бытового характера. Один раз серебряную ложку, основательно покореженную и потускневшую, валявшуюся поверху, пинали на протяжении часа с одной «линейки» на другую, пока кто-то не додумался взять ее в руки да разглядеть внимательно. Впрочем, я не об этом…

На том выезде нашему Михалычу помимо изрядного количества жбоняшек и мелкой монетки попалась небольшая алюминиевая плашечка, испещренная вдоль и в поперек цифрами и буквами. Собравшийся на скорую руку консилиум камрадов нашей небольшой команды постановил, что весчь сия однозначно от машины, притом немецкой. Более углубленную «экспертизу» проводили после отмывания находки от чернозема в телефонном режиме, полагаясь на безграничные знания Интернета. После продолжительных диспутов был вынесен окончательный приговор – означенная ерундовина была некогда принадлежностью немецкого грузовика модели Mercedes l4500 Half-Track, с помощью которого «сверхчеловеки» преодолевали бездорожье нашей страны во время Великой Отечественной.  Посему находка была перенесена из разряда «непонятная фигня» в разряд «очень интересных», что немало потешило самолюбие Михалыча.

Собираясь на очередной коп, на нашу автостоянку он пришел с все той же плашечкой в кармане, и с гордым видом, торжественно, в присутствии всей команды, примастрячил ее на торпеду своей машины. Радость от такой обновки для авто несколько померкла на фоне того, что машина почему-то не заводилась. Коп был под угрозой срыва, настроение ухудшилось не только у Михалыча, но и у всей команды, рвущейся на просторы полей. Участники собранного уже по привычке консилиума камрадов, подкрепленного бывалым и авторитетным сторожем дядей Петей, некоторое время то пинали колеса, то упорно пытались разглядеть что-то во внутренностях машины, периодически, для форсу, подергивая  клеммы аккумулятора, и заглядывая в бачок омывателя. Не помогало, а время уходило. Раздосадованный Михалыч в сердцах довольно-таки нехило приложился кулаком об торпеду и… машина завелась.

В дальнейшем проблем не возникало. Доехали как положено, отходили день до вечера, начали паковаться восвояси. Крик отчаяния, провозглашенный нашим Михалычем, пригвоздил всех к месту. Хотя, ровно через секунду ситуация прояснилась, и выяснилось, что ничего страшного-то и не случилось, просто-напросто куда-то пропала мерседесовская плашка. Спустя несколько минуту пропажа была обнаружена под сидением автомобиля, где оказалась, скорее всего, после того, как Михалыч стукнул по торпеде.

Беспокойная находка была немедленно возвращена на место и… машина опять не заводилась. После получаса ожесточенной возни и ругни под капотом, мы вдруг пришли к выводу, что все дело в чертовой плашке. Рассказал бы кто мне такое, наверное, не поверил бы, но так действительно было.  Совершенно невинный кусок алюминьки попадая на торпеду машины, полностью ее «вырубал». Стоило убрать ее — машина заводилась как ни в чем не бывало.  Поудивлялись мы, но недолго — темнело и всем хотелось домой. Относительно судьбы вредоносного девайса решение отложили на завтра.

Хотя решать ничего не пришлось, в тот же вечер предприимчивый Михалыч, сбагрил  его соседу по автостоянке, владельцу новенького «Мерса», выдав за чуть ли не за раритет, в обмен на бутылку пива. И все бы ничего, только и нового владельца плашки, определившего ее, кстати, тоже на торпеду, машина отказалась заводится без каких-либо видимых причин. Зная подоплеку происходящего, пристыженный нами Михалыч, выколупал злополучную находку с торпеды уже нового владельца, да и зашвырнул, недолго думая, в ближайший сливной коллектор. Нужно ли говорить, что никто не ломанулся доставать такое «счастье»?

Небольшое дополнение история со зловредным девайсом получила, когда, оказавшись снова в той местности, где он была найдена, мы поведали о случившемся местному жителю – дедульке лет под девяносто, пожаловавшему поболтать к нашему «обеденному» пеньку. И не мало удивились, когда хихикая старичок произнес: «От паршивка, по сю пору пакостничает, и без разницы ей, чьим…». Из длительных, и запутанных пояснений дедули, периодически переключавшихся то на давно умерших лидеров Советского Союза, то на чехвостенье нерадивой невестки, мы получили примерно такой рассказ:

Во время Великой Отечественной войны мимо этой деревни немцы с завидной регулярностью перегоняли довольно-таки большие колоны различной техники, считая этот путь хорошо защищённым от авианалетов. Дорога практически по всей протяжённости проходила через леса, что значительно затрудняло работу советских летчиков.  И только один участок, именно неподалеку «нашей» деревеньки, был открытым и удобным с точки зрения авианалетов. Как говорил дед, с определенного времени ситуация напоминала игру в кошки-мышки, только страшненькую. Наши пилоты периодически старались подловить очередную колону, немцы же пытались как можно быстрее проскочить открытый участок и уйти под сень спасительного леса.  Так уж получалось, что все время колоны успевали уходить, нашим пилотам удавалось разве что хвост маленько прищемить немцам, не больше. Но с потерей одной или двух машин фашисты не считались, ведь основная масса техники оставалась в целости и сохранности. Так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день, на подходе к лесу, по какой-то причине вдруг взял и заглох двигатель головной машины. Колону «раскатали» в пух и прах, надолго отбив у немцев охоту пользоваться этим путем. Так вот — дедушка почему-то был свято уверен, что мы нашли часть именно этой заглохшей немецкой машины-«саботажницы». Вот так то…

Автор записи

Добавить комментарий

. Top.Mail.Ru